.
Профессионализм специалистов является одной из составляющих успеха помощи людям с нарушенным слухом.
Взаимодействие с сурдологами, лор-врачами, сурдопедагогами - важнейшее направление нашей деятельности.
Это позволяет быть «на острие» проблем и своевременно предлагать специалистам необходимые решения.
Слух и слушание – собственное восприятие и социальная оценка

Слух и слушание – собственное восприятие и социальная оценка

Слух и слушание – свойства, которыми можно не просто овладеть, их можно тренировать и улучшать. Но слух и слушание – две совершенно разные вещи. Большинство людей может слышать, а те, кто испытывает с этим трудности, получают помощь в виде слуховых средств. Но если ты кого-то слышишь, это еще не значит, что ты его слушаешь.
Существуют диагностические методы, которые могут вскрыть проблемы в области слуха и найти физиологические и патологические изменения, чтобы поддержать пациентов на пути к лучшему слуху.

«Слух делает красивым!» Такой рекламный слоган использует один из производителей слуховых аппаратов. Но правдиво ли это бойкое утверждение? Да, оно звучит убедительно, и явно опирается на мысль о том, что разговоры с людьми, которым часто приходится переспрашивать, производят
тягостное ощущение. Никому не хочется стать участником такого разговора. В обществе, которое живет под девизом «Время – деньги», любая деятельность измеряется именно этим критерием. И, соответственно, тот разговор, который не является идеальным с акустической точки зрения, быстро упирается в вопрос времени и денег.
Оценить то, насколько хорошо звучит тот или иной звук или голос, легче в теории, чем на практике. Совсем недавно я стала свидетелем разговора между сотрудником акустической фирмы и пожилой дамой, которая была недовольна звучанием своего аппарата. Совсем юный служащий, который явно не имел достаточного опыта, объяснил: «Нужно будет подкрутить частоты, чтобы голос в голове звучал лучше». В ответ на это дама осведомилась: «Это можно будет сделать амбулаторно, или мне придется лечь в больницу?» Я не могла сдержать улыбку, да и служащий понял свою неудачную формулировку и подробно объяснил даме, что он имел в виду.
Этот пример ярко показывает огромное расхождение между тем, что знает акустик слуховых аппаратов о слухе и возможностях улучшения его качества, и тем, что известно рядовому обывателю. Почему же подавляющее большинство населения так пугающе мало знает о сенсорной способности, ценность которой люди понимают лишь тогда, когда они на короткий срок или надолго потеряли слух?

Слух и слушание
Слух и слушание – свойства, которыми можно не просто овладеть, их можно тренировать и улучшать. Но слух и слушание – две совершенно разные вещи. Большинство людей может слышать, а те, кто испытывает с этим трудности, получают помощь в виде слуховых средств.
Существуют диагностические методы, которые могут вскрыть проблемы в области слуха и найти физиологические и патологические изменения, чтобы поддержать пациентов на пути к лучшему слуху.
Слух и слушаниеНо что делать с людьми, которые хотя и слышат, но не умеют слушать? Кто поможет им? Если ты кого-то слышишь, это еще не значит, что ты его слушаешь. На каком этапе развития мы учим своих детей искусству слушания? Когда мы сами учимся слушать?
Могу вас успокоить – скорее всего, вы никогда этому активно не учились, это произошло как-то само собой. Точно так же, как и с речью, которой вы как-то незаметно научились в самом раннем детстве. Вы активно подражали звукам и усваивали синтаксические структуры. И для вас это не представляло никакого труда (доказательством этого служит то, что сегодня вы не можете об этом вспомнить). Но по мере того, как вы подражали увиденному и услышанному, ваша речевая способность развивалась, обучалась, менялась и улучшалась.
Слух невидим, поэтому просто «подражать» услышанному труднее. Именно поэтому некоторым детям приходится активно изучать слух и слушание. Но большинство родителей даже не представляют, какое большое влияние процесс слушания оказывает на овладение речью и наоборот. Когда ребенок, который только что начал говорить,  сочиняет длинные и грамматически незавершенные предложения, и часть родителей сами произносят фразу до конца, не давая договорить ребенку, это тоже своеобразный вид слушания, которому они учат ребенка. Такие ситуации возникают не по злому умыслу, а от невнимательности или по незнанию. Ритм повседневной жизни лишь в редчайших случаях совпадает с ритмом, в котором ребенок учится слышать и говорить. Из-за нехватки времени и спешки ребенка постоянно прерывают. А ведь дать собеседнику договорить – это не просто правило вежливости, это краеугольный камень любой коммуникации.

Слушание – гораздо больше
Конечно, искусство слушания – гораздо больше, чем просто позволить человеку договорить. Нужно очень внимательно слушать, чтобы воспринимать промежуточные нюансы и понимать услышанное. От способности хорошо слушать зависит то, насколько эффективно вы будете понимать послания. Исследования показали, что дети, которые вовремя научились слушать, добиваются более высоких успехов в учебе. И здесь родители, конечно, могут и должны поддержать своих детей. С этой целью родители должны не только сами быть примером хорошего слушания, но и поддерживать и поощрять развитие слушания у детей. Особенно хорошо для этого подходят песни, стихи, игра слов – даже не имеющая смысла – и рассказы, выстроенные по цепочке. Часто значение пения или игры слов недооценивается. Родители что-то мурлычут ребенку, а если они не любят петь или не знают песен, они спокойно от этого отказываются. Петь или не петь – неужели это такая большая разница? Многие родители даже не осознают, что пение и прямое обращение к ребенку сразу после рождения способствует его речевому развитию.

Коммуникационная иерархия
Исследования на этом не останавливаются. Ученым удалось установить, что слушание соответствует социальной оценке – причем во всех возрастах. То есть дать кому-нибудь договорить до конца равно позитивной социальной оценке и мотивирует к дальнейшей беседе. Но то, что мы делаем в профессиональной беседе из чистой вежливости, в частной беседе редко соблюдается. «Дай мне договорить!» – «Обойдешься, я прекрасно знаю, что ты хочешь сказать!» Этот краткий диалог прекрасно передает предположительную коммуникационную иерархию.
Важность данной темы нельзя недооценивать, так как путем неосознанного действия (не давать человеку договорить) мы проводим обесценивание собеседника. Это происходит быстрее, чем мы думаем, и приводит к негативному настроению в разговоре, а при некоторых обстоятельствах может иметь и далеко идущие последствия. Дети начинают бояться активного и спонтанного разговора, супруги неохотно вступают в спор из страха, что каждый разговор может привести к отрицательному настроению в процессе коммуникации. Разговор, то есть самопроизвольное и жизненно важное повседневное общение, ухудшается, а вместе с ним снижается и социальный потенциал. У маленьких детей, эмоции и характер которых еще не укрепились по причине раннего возраста, это даже может вызвать нарушения речи.

Коммуникационная способностьСобственная коммуникационная способность
Но и взрослых никоим образом нельзя считать «укрепившимися», когда речь идет о доверии к их собственной коммуникационной спо- собности. Недавно я присутствовала на одном конгрессе. Докладчик, весьма опытный собеседник и оратор, читал свой доклад (который уже не один раз прозвучал на разных мероприятиях) самоуверенно, как всегда. Группа слушателей, не очень заинте- ресованная данной темой, время от времени переговаривалась. При этом оратор всякий раз смотрел в их сторону и был явно так потрясен чудовищностью их «невоспитанного поведения», что начинал запинаться и терять уверенность. Теоретически дать человеку возможность высказаться относится к правилам хорошего тона. Но на практике эти правила сплошь и рядом нарушаются.
Так как вышеупомянутый оратор обладал большим опытом и авторитетом, то эта негативная оценка (путем отсутствия слушания) приводила к особенно сильному обесцениванию, которое не смог бы компенсировать самый искусный оратор. Привычное, само собой разумеющееся внимание, а вместе с ним и позитивная оценка себя самого и своей работы в данном случае отсутствовали. Позор? Конечно, для оратора уж точно. А еще это яркий пример того, что общественная оценка путем отсутствия слушания встречается во всех социальных и возрастных классах.

Слуховые упражнения в повседневной жизни
Проблема заключается в пренебрежении к этой теме. Мы усиленно обсуждаем систему образования, интеграционные мероприятия по овладению речью, различные теории и практические методы развития речи в школах и детских садах. Но доводилось ли вам хоть раз слышать о том, что в детских садах или в начальной школе проводятся слуховые, речевые или голосовые упражнения? Нет? Вот и я тоже не слышала. Меж тем это принесло бы большую пользу. Ведь речь, разговор и коммуникация улучшаются, если мы точно знаем, что делаем, когда общаемся. И это знание можно заложить в самом юном возрасте. Как Слуховые упражнения в повседневной жизниизвестно, мы оцениваем уровень речевого развития детей с помощью самых разных методов. А как обстоят дела с оценкой уровня слухового развития детей (и уровня развития слушания)? Должны ли дети демонстрировать определенный уровень слуховой способности (и способности слушания), чтобы показать, что они достигли «школьной зрелости»? (Для этого достаточно теста на слуховое запоминание, которое предусма- тривает наличие определенной слуховой способности). Насколько мне известно, такого критерия до сих пор не существует.
Овладение умением точно слушать может в высшей степени позитивно повлиять на людей и их отношения. Но именно здесь мы и натыкаемся на первые преграды. Так как эта тема до сих пор была никому не известна, она кажется не столь важной (надеемся, что вскоре это изменится).

Наш голос – инструмент, которым мы почти не владеем
О том, что слуху можно учиться и тренировать его, мы знаем по опыту занятий музыкой. Это называется формирование слуха, и проводится не столько в музыкальных школах, сколько во время частных уроков. Кажется логичным, что тот, кто хочет стать хорошим музыкантом, должен научиться понимать звучание музыки, то есть уметь хорошо слушать. Нужно научиться отличать мажор от минора, различать интервалы и ритмы. Короче говоря, нужно научиться общаться с музыкой и посредством музыки. То, что этим способностям вначале нужно научиться именно в такой форме, само собой разумеется. Ведь все мы знаем – музыка настолько сложна, что требуется искусный слух, чтобы ее можно было полностью уловить и воспроизвести. Музыка состоит из разных тонов, интонаций, тембров, пауз, динамики и даже видов записи. Музыканты играют музыку по нотам и интерпретируют ее по своему собственному разумению. И каждый, кто хоть раз пытался играть на музыкальном инструменте, согласится со мной, что успех будет виден и слышен лишь тогда, когда исполнитель владеет этим инструментом.
Речь действует как музыка. И она состоит из разных тонов (отсюда и обороты речи – попасть в тон, выбрать правильный тон, не в том тоне), интонаций (речевая мелодия), тембров (хриплый, резкий, носовой), пауз (паузы для дыхания, длинные и краткие паузы) и динамики (быстрая и медленная речь).
Благодаря активным слуховым упражнениям и изучению услышанного можно, например, упростить занятия речью. Изучение иностранного языка в значительной степени опирается на подражание. Поэтому становится легче, если можно сформулировать, чем один язык отличается от другого в акустическом отношении. Это пойдет на пользу как преподавателю, так и ученику.

Слышать собственный голос бывает непривычно
Во время работы мне часто приходится сталкиваться с одним и тем же вопросом: «Мой голос в записи звучит так ужасно, что я могу с этим сделать?» В чем причина этого, объяснить довольно просто. Представьте себе, что вы пару лет прожили в таком месте, где нет ни единого зеркала. Единственный способ, с помощью которого вы можете воспринять свой внешний вид – рассматривать себя снаружи. И вы, конечно, согласитесь со мной, если я скажу, что в данном случае вы видите и воспринимаете себя иначе, чем другие люди, которые стоят рядом и смотрят на вас. Через пару лет вы случайно нашли зеркало, посмотрелись в него… Какой ужас, я представляла себя совсем по-другому! Видя свои ухоженные руки, вы были уверены в том, что вы выглядите привлекательно во всех отношениях. И что же вы видите теперь? Спутанные волосы, нечистую кожу и черную полосу грязи на щеке. Что же делать? У вас есть выбор. Либо вы умоете лицо, помоете голову и очистите кожу, либо вы отвернетесь, разобьете зеркало, и больше никогда не будете обращать внимание на свой внешний вид. Большинство людей в данном случае выберут первый вариант.
Но в случае с восприятием собственного голоса, как это ни странно, происходит прямо противоположное. Поговорка «О чем не знаю, о том не беспокоюсь» распространена очень широко. Так что человек обычно не знает о том, что является жертвой собственного голоса.
Изучать собственное акустическое восприятие и вообще уделять ему хоть какое-то внимание – вещь абсолютно неслыханная. Вряд ли кому-нибудь придет в голову подобная идея. Меж тем, собственное восприятие играет решающую роль как в юности, так и в зрелые годы. Потому что слух – динамическая способность, которая изменяется с течением лет.

Слуховые средства – новая независимость
В пожилом возрасте слуховая способность снижается, и это зависит от самых разных факторов. Многие люди приобретают слуховые средства и вместе с ними новую независимость. Но и в этом случае людям приходится сталкиваться с целым рядом трудностей. Невзирая на то, молоды вы или стары, слуховые средства ведут к изменению собственного восприятия, с чем приходится иметь дело их владельцу. В свою очередь, это может привести к тому, что люди будут неохотно вступать в процесс общения из-за изменения собственного воображаемого образа. Даже люди, не носящие слуховых средств, хорошо знакомы с этим явлением: если у вас насморк или в ухо попала вода, вы начинаете говорить слишком громко. Суть дела в том, что каждый слушатель немедленно отмечает, когда собеседник все время говорит слишком тихо или слишком громко. Конечно, громкость зависит, во-первых, от особенностей восприятия, а во-вторых, от ситуации. И все же существует общепринятый диапазон средней громкости, в котором обычно протекает голос как инструмент общенияповседневная коммуникация. Когда собеседник отклоняется от него, чрезвычайно чувствительная система восприятия слушателя сразу сигнализирует, что громкость отклоняется от общепринятой, и человек подсознательно начинает искать причины такого отклонения от нормы. Взгляд скользит по ушам, ища слуховые средства, по носу, ища признаки простуды, или же человек просто задает вопрос: «Ты не болен?»
Индустрия пытается снабдить слуховые аппараты модным дизайном или сократить их размер до минимальной величины. Она готова на все, чтобы сделать их как можно более незаметными. И это приводит к тому, что владелец аппаратов неохотно говорит о них, особенно в повседневной жизни, за пределами семейного круга.  Меж тем люди в обязательном порядке должны научиться обращаться со своей вновь обретенной слуховой способностью. Это значит, что в числе прочего они должны научиться вновь слышать себя и владеть собственным голосом.
Если акустическое восприятие себя является неадекватным, это может привести к тому, что человек будет ограничивать свои голосовые способности слишком тихой или слишком громкой речью. Но ведь конечная цель заключается в улучшении коммуникационной способности, а не просто в ее изменении. Хотя и существуют возможности обучения, которые позволяют владельцу слухового аппарата научиться правильному обращению как с аппаратом, так и с изменившимся собственным восприятием, но пожилые люди пользуются ими крайне редко. Почему? Потому что важность этой темы в обществе полностью не осознана, в отличие от профессиональных кругов.

Устно-речевая коммуникация – это слух и речь
Потеря речи, как и потеря слуха, приводит к потере самостоятельности, особенно у пожилых людей. Именно этим людям неприятнее и больнее всего, когда им приходится три раза повторять в булочной свой заказ, так как продавец их не понимает. Устно-речевая коммуникация состоит из слуха и речи, поэтому ее нужно рассматривать как единое целое и при необходимости так же и лечить.
Каким бы положительным ни было влияние слуховых аппаратов, оно все же приводит к изменению всей системы человеческого организма, которую тоже нужно рассматривать в совокупности. Здесь, конечно, требуется профессиональный опыт акустика слуховых аппаратов, который знает, с какими трудностями приходится сталкиваться в первые недели ношения аппарата. Положительное восприятие слухового средства может еще больше возрасти, если рассказать пациенту о возможности тренировки восприятия. Пожилому господину, который обратился ко мне с вопросом: «С тех пор, как я ношу слуховой аппарат, я все превосходно слышу, но моя жена говорит, что я постоянно кричу – что делать?», я посоветовала заняться тренингом восприятия, чтобы он смог вновь привести в равновесие свое акустическое восприятие. Я объяснила ему, что в числе прочего нужно овладеть артикуляцией и управлением воздушным потоком, чтобы научиться лучше контролировать звучность и громкость голоса. Он в раздражении покрутил пальцем у виска и заявил: «Барышня, у меня проблемы не с голосом, а со слухом!» К сожалению, этот человек все больше замыкается в четырех стенах и не ходит на собрания своего клуба, которые он раньше никогда не пропускал, боясь, что опозорится из-за собственного голоса. Если бы он знал, что не он один столкнулся с этой проблемой, что это «нормальный случай», и это состояние можно было бы улучшить с относительно небольшими затратами, наверное, он бы еще долго принимал активное участие в общественной жизни.

Привлечение внимания к важной теме
слушаниеИтак, мы пришли к выводу, что существует настоятельная потребность в просвещении и привлечении внимания к этой важной теме. Научное направление, в котором проводится много исследований и получено много результатов, страдает существенным недостатком – многие люди понимают, как важно чувство слуха лишь тогда, когда они его теряют. Общество нужно настоятельно ставить перед фактом, что акустик слуховых аппаратов может сделать гораздо больше того, что приписывают ему непосвященные дилетанты, а именно он может вернуть качество жизни. Речь идет не просто о том, что слух делает «красивым». За этим скрывается гораздо больше, чем внешняя красота. Речь идет о социальных контактах, независимости, качестве жизни и самоопределении.
Поскольку слух – сенсорное чувство, обладающее огромным потенциалом, то остается надеяться, что привлечение внимания к общему акустическому самовыражению принесет свои плоды, и эта тема получит заслуженное признание.



Вивьен Цута
Вивьен Цута - cпециалист по голосу, с 2006 г. занимается фонетическими исследованиями во Франкфуртском университете. Ее магистрская работа, посвященная влиянию голоса на внешнюю привлекательность человека, обратила внимание широкой общественности к вопросам фонетики. В. Цута относится к числу немногих специалистов, которые занимаются голосом, его индивидуальной акустикой и воздействием. В октябре 2008 г. была опубликована ее первая книга «Почему низкие мужские голоса не являются сексуальными». Получив степень магистра, она год преподавала в университете Франкфурта-на-Майне, после чего получила грант для занятий исследовательской работой. Вивьен Цута проводит консультации и тренинги для частных лиц и организаций по вопросам, связанным с акустическим имиджем.

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru



<-Назад в раздел




Аудиологическое оборудование. аудиометры
Создание доступной среды

Контактная информация

141195 , г. Фрязино, МО
Заводской проезд, д.3а

+7 (495) 792-02-10