.
Профессионализм специалистов является одной из составляющих успеха помощи людям с нарушенным слухом.
Взаимодействие с сурдологами, лор-врачами, сурдопедагогами - важнейшее направление нашей деятельности.
Это позволяет быть «на острие» проблем и своевременно предлагать специалистам необходимые решения.
Истории о слухе, или большое путешествие в мир звука, шума, речи, музыки и спорта. Часть 1. Слышимое зеркало

Истории о слухе, или большое путешествие в мир звука, шума, речи, музыки и спорта. Часть 1. Слышимое зеркало

«Истории о слухе» – под таким названием в Германии недавно вышло собрание самых разных текстов: историй, интервью, бесед, эпизодов, заметок, стихотворений и цитат, которые рассказывают о слухе. Авторы книги – Райнер Хюлс и Мартин Шааршмидт, весьма уважаемые эксперты в области слуха.  Первый отрывок из книги посвящен тому, как мы воспринимаем и адаптируем к собственному пониманию речь других людей. Кстати, почти все темы обсуждаются в форме диалога, что, несомненно, облегчает чтение и позволяет доступным языком рассуждать о сложных вопросах слуха.

В книге пристально, буквально «под микроскопом», рассматриваются такие явления, как речь, пение, музыка, шум, представления об искусственных звуковых мирах и даже слышимые воспоминания, которые в виде «звуковых консервов» содержатся в фонотеках. Диапазон предлагаемых к обсуждению тем колоссален: они простираются от рассказа о работе оформителя шумов в кино до новейших компьютерных программ распознавания речи или анализа утреннего птичьего концерта, от слуховых ощущений детей при пении колыбельных до значения траурной музыки при погребении. Книга предлагает вещи серьезные и развлекательные, мимолетные и глубокомысленные, научные и спорные, поэтические и неожиданные. При этом она меньше всего напоминает энциклопедию, скорее это возможность рассказать просто о сложном.

– Г-н профессор Зендльмайер, Вы изучаете действие речи с самых разных сторон. Что конкретно представляет собой объект Вашей работы?
В.З.: Я не занимаюсь лингвистическим анализом содержания. То есть меня не интересует, что именно говорит человек. Вопрос заключается в следующем: какое воздействие он оказывает на других независимо от того, что конкретно он говорит, посредством его манеры речи, тембра и всех остальных экстралингвистических особенностей, характеризующих устно-речевую коммуникацию. Важно различать, с одной стороны, голос, а с другой – манеру речи. Характеристиками голоса, например, являются высота тона, мелодика фразы и тембр голоса. Манеру речи характеризуют в числе прочего скорость речи, точность артикуляции, ритмика и формирование пауз.

– С помощью каких методов Вы исследуете воздействие говорящего человека?
В.З.: Методика включает три этапа.
1 этап. Мы анализируем устно-речевые события с чисто слуховой стороны. Например, мы тщательно выслушиваем политическую речь или дискуссию и описываем основные признаки говорящего человека: что характеризует его голос и манеру речи? Какие особенности они имеют? Каков акцент и мелодика фразы? Как устанавливаются или заполняются паузы? Помимо этого, мы пытаемся составить более точный профиль с помощью систематических слуховых экспериментов. В частности, спрашиваем неподготовленных слушателей, как на них действует этот голос. Для этого мы предлагаем шкалы с биполярными парами определений, например, приятно – неприятно, симпатично – несимпатично, напрягает – успокаивает, а наши испытуемые интуитивно отмечают, какое  впечатление производит на них голос. Эти данные дополняют наш точный слуховой анализ.

2 этап. Объективный акустический анализ. Речевые образцы, которые ранее подверглись субъективной оценке экспертов и неспециалистов, исследуются с точки зрения различных акустических параметров. При этом особое внимание уделяется аспектам, которые привлекли наше внимание на предыдущем этапе. Так, например, измеряются разные стороны основной частоты: средний регистр, ширина вариа-ции, определенный рисунок протекания для слогов, фраз или целых предложений. Рассматриваются также спектральные характеристики: как распределяется энергия речи в разных частотных диапазонах. Мы определяем рисунок акцента и скорость речи в виде степени артикуляции, подсчитывая число звуков или слогов в единицу времени за вычетом пауз. Кроме этого, измеряются интонационные контуры и их возможная систематизация (например, говорящая женщина в конце фразы часто повышает основную частоту, хотя она не задает вопрос, а утверждает). Не остаются без нашего внимания качественные свойства голоса, например, так называемые факторы нарушения: дрожь, мерцание, тремор. Такие микроотклонения обычно хорошо воспринимаются слушателями.
 
3 этап. Его основная цель – поиск зависимости между слуховыми оценками и акустическими измерениями. Использовать его можно для изучения разных вопросов. Одной из наших тем, например, является изучение эмоционального выражения в голосе и манере речи. Мы спрашиваем: что меняется, когда мы произносим слова тихо или громко? Возьмем, к примеру, нейтральную по содержанию фразу: «Книга лежит там на столе». Сама по себе эта фраза не несет никаких эмоций. Но что произойдет, если мы произнесем ее в состоянии гнева, радости, грусти или страха?  Ответ на этот вопрос и дают наши исследования.

– В каких областях знаний можно использовать результаты Ваших исследований? Кому они могут быть полезны?
В.З.:
В первую очередь наши проекты имеют теоретическое научное значение, ведь мы ставим целью понять взаимосвязь между голосовым выражением и слуховой оценкой. При этом существуют разные области применения, например, в технической сфере в двух основных областях – речевом синтезе и распознавании речи – наши результаты весьма востребованы. Приведу такие примеры. При разработке системы автоматического распознавания речи разработчики столкнулись с серьезной проблемой. Работоспособность системы резко снижалась, если люди говорили в возбужденном состоянии. Представьте себе, что вы хотите отпереть входную дверь или закрыть крышу вашего кабриолета, когда начался дождь. Чем более возбужденно вы говорите, тем сильнее снижается степень распознавания речи. Но если знать, как меняется произношение в зависимости от разных эмоциональных состояний, то можно разрабатывать такие программы, которые компенсируют влияние эмоционального выражения на анализ сигнала.

Специалисты, занимающиеся речевым синтезом, стали проявлять интерес к нашим исследованиям не так давно. Довольно долго главной целью систем речевого синтеза была понятность речи. Сегодня эта цель достигнута. Следующий этап нашего сотрудничества – заставить системы звучать более естественно и тем самым повысить их принятие пользователями. Вспомните о первых системах для чтения: механический дребезжащий звук с совершенно неестественной интонацией и мелодией фразы. Это было ужасно! Сейчас ситуация кардинально изменилась.
 
Наряду с этими двумя техническими областями применения существуют и другие, для которых наши исследования представляют большой интерес, например, анализ СМИ. Многим интересно знать и понимать, как действует тот или иной политик.

– Вы проанализировали выступления целого ряда известных политиков с точки зрения их манеры говорить: Шарпинг, Лафонтен, Меркель, Вестервелле, Габриель…
В.З.:
Это тоже важная научно-социальная область применения. Обычно журналисты дают политикам довольно скупые оценки. Так как взаимосвязь между голосовой функцией и манерой говорить очень сложная, то основное внимание, как правило, уделяется внешнему виду. Поэтому в прессе чаще можно прочесть о прическе г-жи Меркель или о цвете ее украшений. Это непродуктивные и незначащие высказывания. Но если мы более пристально изучим воздействие канц-лера на слушателей, то поймем, что манера речи политиков влияет на наше восприятие гораздо сильнее, чем костюм или прическа. Однако этот устно-речевой аспект пресса обычно игнорирует – еще и потому, что его трудно выразить конкретными словами. Еще одна область применения, которая в последние годы усиленно набирает обороты, это кадровая служба. Здесь цель заключается в следующем: как с помощью голосовых и речевых характеристик узнать что-то о характере человека. Здесь мы можем опираться на выраженное эмоциональное ощущение. На основании того, в какой манере говорит человек, как звучит его голос, можно достаточно быстро узнать, хорошо себя чувствует человек или нет, испытывает ли он грусть или страх. Это связано с эмоциональным состоянием, которое может меняться. Утром вы узнали о выигрыше в лотерею, а в обед о смерти близкого родственника. Соответствующим образом поменялось ваше настроение… и голос.

Истории о слухе

Истории о слухе


Наряду с этим существуют и такие личностные характеристики, которые можно назвать долговременными. Раньше под этим подразумевали понятие «характер». Сегодня психология личности говорит о личностных структурах. Один человек по своей природе боязлив или эмоционально нестабилен. Другого ничем не проймешь, он стоит как скала посреди прилива. Один человек общителен, он хорошо чувствует себя в толпе. Другой скорее независим от этого общества. Хотя он и не замыкается в социальной изоляции, но охотно проводит время один. Вопрос заключается в том, можно ли распознать такие личностные характеристики по голосу и манере речи. В ходе первых систематических исследований мы смогли доказать, как для вышеперечисленных факторов, так и для других, что реальная взаимосвязь между определенными голосовыми характеристиками и манерой речи, с одной стороны, и оценкой человека со стороны слушателя, с другой стороны, существует.

– То есть, если так можно выразиться, с помощью нашей устной речи мы постоянно передаем информацию о нашем характере? Насколько мы способны ее воспринимать?
В.З.: Люди обладают в этом отношении огромной чувствительностью. Как правило, они могут воспринимать очень тонкие нюансы голосового выражения. Но это вовсе не значит, что они могут описать их словами. По большей части это восприятие протекает на подсознательном уровне. Однако мы используем свою способность анализа не оптимально, не вовлекаем ее в сознательный процесс принятия решений. Как правило, остается лишь смутное ощущение, которое в большинстве случаев противоречит другой, более точной, на наш взгляд, информации.

Существует достаточно много методик, позволяющих повысить свою внимательность. Многим людям, которые принимают решения, можно посоветовать, например, уделять больше внимания речи собеседников. Можно рекомендовать на некоторое время закрыть глаза, когда вы разговариваете с другими, чтобы не так сильно отвлекал внешний вид, для сосредоточения на более важной информации.

– То, как мы воспринимаем те или иные вещи, зависит от нашего культурного уровня, от духа времени, моды и тенденций. Можно ли сказать то же самое о нашем восприятии голосов и манеры речи?
В.З.:
Да, подобная закономерность существует и здесь. В качестве примера можно привести декларативный образ речи, который доминировал в немецкоязычном пространстве с 1920-х годов в течение всего времени нацизма вплоть до 1950-х годов. Этот вид речи в общественном контексте, отличающийся повышенным пафосом, сильно отдавал театром. Большой вклад в это веяние внес Теодор Зибс, издатель первого немецкого орфоэпического словаря. Именно он призвал стремиться к тому, чтобы немецкое сценическое произношение стало литературным. То есть он сделал театральный образ речи общепризнанным стандартом. И лишь в середине прошлого века этот пафос признали устаревшим. С этого момента люди начали стремиться к более жизненному образу речи, который успешно вошел и в средства массовой информации. Приведу еще такой пример. Существует мнение, что сотрудники колл-центров говорят искусственными, преувеличенно дружелюбными голосами, которые воспринимаются негативно. Действительно, существуют примеры, когда натренированная манера речи является контрпродуктивной. Мы наблюдали это явление на примере частных радиостанций. Например, на радио «Энергия», ориентированном по большей части на тинейджеров, ведущие использовали молодежную динамичную манеру речи. Все было очень громко, крикливо и больше всего подходило для тусовки. Мы выяснили, что целевая группа слушателей ни в коем случае не воспринимает такую манеру речи с положительной стороны. А когда мы спрашивали у слушателей, почему они слушают эту радиостанцию, они всегда отвечали: из-за музыки. Таким образом, они слушали радио не из-за стиля ведущих, а вопреки ему. То, что должно было звучать динамично и молодо, на самом деле звучало агрессивно. Речь ведущих больше напоминала фоновый шум, без чередования тихого и громкого, и всегда на самой границе модуляции. Этот эффект хорошо вписался в результаты нашего анализа голосового выражения основных эмоций; точно такие же голосовые и речевые характеристики мы обнаружили у гневной и агрессивной манеры речи. Мы выяснили, что в состоянии гнева как основной эмоции манера речи демонстрирует идентичные признаки: повышение средней тесситуры голоса, учащение ударений и многое другое. То есть нет ничего удивительного в том, каким образом все это действует на слушателя. Он воспринимает подобные голоса как неприятные, причем, независимо от того, способен ли он оценивать их осознанно или нет.

Истории о слухе

– Если есть желание научиться слышать все интонационные особенности речи собеседника, осознанно и правильно их трактовать, что можно для этого сделать? Существуют ли какие-то специальные методики? И… можно ли самостоятельно воспитать в себе навыки оратора? 
ВЗ.:
Да, существуют специальные программы обучения. Например, я провожу семинары, на которых студенты учатся этому целенаправленно, в том числе с помощью сигнальных редакторов. Мы точнейшим образом анализируем краткие отрывки индивидуальной манеры говорить, что требует большого терпения и времени. Для этого нужно развивать у себя аналитический слух, абстрагироваться от содержания, полностью концентрироваться на слуховой части, на отдельных параметрах. Например, на движении звука в конце фразы, которую ты слушаешь вновь и вновь и слоги которой рассматриваешь по отдельности, в том числе и с помощью визуализации определенных параметров сигнала. На наших семинарах студенты учатся понимать скрытую слуховую информацию, которую они до сих пор воспринимали лишь интуитивно и неосознанно, а не по-настоящему аналитически. Кроме этого, они учатся анализировать свое собственное произношение, что, естественно, помогает им в повседневной жизни.
 
Конечно, невозможно сделать всех без исключения превосходными ораторами. Одним из главных условий здесь является личность человека, а ее характеристики имеют долговременное действие, и их нельзя изменить одним щелчком переключателя. Тот, кто зажат и испытывает сильный страх при выступлении перед большой толпой, с помощью пары речевых упражнений не превратится в лучшего и даже великого оратора. Но, разумеется, кое-что сделать можно. Главное здесь – мотивация ученика и профессионализм преподавателя. На тренингах по развитию техники речи важно отточить существующие достоинства и устранить недостатки. Не всегда можно легко отказаться от привычек, которые устанавливались в течение многих лет и выполняются уже автоматически. Поначалу приходится «ломать» себя и буквально каждую секунду контро-лировать движения, артикуляцию, мысли, интонации. Но именно потому, что голос и манера речи являются зеркалом личности, мы работаем над фундаментальными, долговременными, жесткими характеристиками. Невозможно воспитать великого оратора с помощью одних лишь упражнений по технике речи, на произношение, дыхание и высоту тона. Точно также вы не сможете с помощью одних лишь упражнений на ловкость пальцев добиться выразительной интерпретации фортепьянной сонаты. Здесь нужен комплексный подход, время и большой труд.

Истории о слухе

В последние годы среди рядовых членов немецкого парламента от разных партий можно наблюдать следующее явление: они ориентируются на председателя и пытаются подражать его манере речи. Гельмут Шмидт в качестве великого оратора был примером для многих. Умел представить себя и Герхард Шредер. Поэтому многие личности второго-третьего состава пытаются имитировать определенные свойства этих ораторов. К сожалению, не у всех это получается на достойном уровне. Необходимо упомянуть еще о других значимых нюансах вопроса – это условия, в которых тот или иной человек произносит речь, и то, как внешние обстоятельства влияют на восприятие его слов слушателями. Чтобы выступление было успешным и достигло поставленной цели, оно должно состояться в подходящее время; его содержание, а также личное обаяние оратора и ситуационный контекст – все должно дополнять друг друга так, чтобы речь производила ожидаемое действие. В заключение попробуйте поразмышлять над следующим предположением: возможно, великие речи Мартина Лютера Кинга, имеющие колоссальное харизматическое обаяние, в другом контексте/времени/месте не производили бы такого же сильного воздействия на слушателей?

Продолжение статьи читайте тут >>>

Перевод М.В. Ласкиной по материалам книги Райнера Хюлса
и Мартина Шааршмидта «Истории о слухе»

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru



<-Назад в раздел




Аудиологическое оборудование. аудиометры
Юбилей Компании - 20 лет!

Контактная информация

141195 , г. Фрязино, МО
Заводской проезд, д.3а

+7 (495) 792-02-10