Опубликовано: 17.05.2022
Мизофония: комплекс неврологических, психологических и аудиологических аспектов
Мизофония – нарушение восприятия звуков, которое до сих пор до конца не изучено. Первые более-менее достоверные сведения о ней были получены доктором Маршей Джонсон во время обсуждения чувствительности к определенным звукам в онлайн-группах поддержки пациентов с гиперакузией, а явление назвали синдромом избирательной звуковой чувствительности. Чуть позже Маргарет Ястребов и Павел Ястребов предложили использовать термин «мизофония», который переводится как «неприязнь к звуку».  

Считается, что мизофония может привести к нарушению концентрации и раздражению, которые ограничивают способность человека сосредоточиваться, думать и учиться. Триггерами могут выступать привычные звуки: жевание резинки, чмоканье губ, жевание пищи или ее хруст, покашливание, шмыганье носом, дыхание, постукивание или щелканье. До сих пор научное сообщество не пришло к единому мнению о том, каким образом можно классифицировать мизофонию: как слуховое, психиатрическое/психологическое или неврологическое заболевание. Эта несогласованность не только мешает медицинским работникам официально подтверждать наличие данного расстройства, но и создает сложности людям с повышенной чувствительностью к определенным звукам при обращении за помощью.

Нередко мизофония имеет ряд сопутствующих факторов. В частности, она может быть связана с высоким уровнем тревожности, включающим посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и анорексию. Как оказалось, реакция автономного сенсорного меридиана, запускаемая слуховыми и зрительными стимулами, связана с повышенным уровнем мизофонии. Описывается она как начинающееся от головы и шеи и распространяющееся по всему телу расслабляющее покалывание. Хотя повышенная чувствительность к звукам и гиперакузия уже исследованы при расстройствах аутистического спектра, мизофония не изучалась ни у детей, ни у взрослых, имеющих данные расстройства. Доктор Конни Поркаро в 2019 году провела среди своих коллег опрос на тему: что они знают о мизофонии? Только 18,4 % из 686 опрошенных преподавателей рассказали: они знакомы с этим состоянием, понимают, каким образом можно минимизировать неудобства, связанными с повышенной чувствительностью к отдельным звукам, и готовы поделиться своими знаниями со студентами.


Гипотезы и диагностика мизофонии

Чтобы оценить силу воздействие триггерных звуков на мизофоников, американские ученые в одном из своих исследований использовали МРТ. Они обнаружили повышенную активность нейронов в области, называемой передней островной корой. Хотя некоторые ученые подвергли сомнению результаты этого исследования, оно по-прежнему входит в число самых убедительных доказательств неврологического происхождения мизофонии.

Предполагается, что определенную роль в развитии мизофонии может играть генетика. Так, например, бразильские ученые в одном из своих исследований рассказали о семье из 15 человек, страдающих мизофонией с возможным аутосомно-доминантным наследованием.

К сожалению, достоверных тестов для оценки мизофонии до сих пор не разработано. Обычно во время обследования пациентов просят заполнить набор анкет. В качестве примера приведем следующие опросники:

  • Анкета мизофонии. Включает три подшкалы: Шкала симптомов мизофонии, Шкала эмоций и поведения при мизофонии и Шкала тяжести мизофонии.
  • Амстердамская шкала мизофонии (A-MISO-S), широко используемая во многих клиниках.

Также до сих пор не созданы и общепринятые протоколы оценки мизофонии. Группа ученых из США предложила набор диагностических критериев, в которых используются различные стимулы, включая слуховые и зрительные сигналы. В некоторых клиниках применяют метод оценки уровня дискомфорта в зависимости от громкости, особенно если мизофония связана с гиперакузией. Во время одного такого обследования группы детей и подростков с тиннитусом и гиперакузией было обнаружено, что дискомфортные уровни громкости по крайней мере на 20 дБ ниже на частоте 8 кГц, чем на частоте 250 Гц. Эти результаты дали важные сведения об оценке мизофонических триггеров.


Можно ли «договориться» с мизофонией?

Принято считать, что справиться с мизофонией можно с помощью разных методик:

  1. терапия переучивания при тиннитусе,
  2. когнитивно-поведенческой терапия,
  3. тренировка навыков сочувствия, терпимости к дистрессу и внимательности, основанной на принятии мизофонии.

Терапия переучивания при тиннитусе. Ее основа – системные консультации и звуковая терапия. По данным авторов метода – Маргарет и Павла Ястребовых – после прохождения курса улучшение состояния наблюдается у 152 из 184 пациентов с мизофонией и гиперакузией и у 139 из 167 пациентов с одной только мизофонией. Доктор Али Данеша, который наряду с психологическим сопровождением использует звуковые генераторы с приятными сигналами, например музыкой Дзен, также сообщал о положительной динамике у клиентов с мизофонией после прохождения курса терапии.

Когнитивно-поведенческая терапия. Поскольку протоколы, описывающие протекание гиперакузии и тиннитуса, схожи с протоколами мизофонии, можно предположить, что и методы лечения этих состояний будут полезны для облегчения состояния мизофоников. Многочисленные исследования подтверждают пользу когнитивно-поведенческой терапии при лечении гиперакузии и тиннитуса. Используемый в данном случае протокол нацелен на выявление негативных мыслей и проверки их на достоверность и истинность. После посещения нескольких сеансов пациенты начинают понимать, что большинство эмоций, таких как гнев, изоляция, страх, являются ложным отражением восприятия окружающего мира. Британские ученые разработали собственный протокол ведения когнитивно-поведенческой терапии для лечения мизофонии. Первый этап начинается с изучения первоначальных эмоциональных реакций пациентов, таких как гнев и раздражение, и их физических жалоб, например, на чувство стеснения в животе, мурашки по коже или даже появление физической боли, когда они слышат триггерные звуки. Эти ощущения и реакции запускают серию негативных мыслей, которые в свою очередь приводят к новым эмоциональным и физическим реакциям, а затем и оценочным мыслям, что еще больше усугубляет состояние пациента (Рисунок 1). В ходе терапевтических занятий пациенты учатся разрывать порочный круг негативных мыслей, исследовать и анализировать свои ощущения, чтобы в конце концов изменить их и таким образом «договориться» с мизофонией.

План проведения когнитивно-поведенческого тренинга при дистрессе, вызванном мизофонией


Рисунок 1. План проведения когнитивно-поведенческого тренинга при дистрессе, вызванном мизофонией.


Если мизофоник имеет сопутствующие расстройства, например депрессию и повышенную тревожность, к базовой терапии целесообразно добавлять лекарственную. Браут и его коллеги рекомендовали междисциплинарный подход для развития навыков лечения пациента с помощью когнитивно-поведенческой терапии, внимательности и изменения поведения. В целом понятно, что психическое здоровье и сопутствующие факторы, такие как тревога и депрессия, могут усугублять мизофонические реакции. Также было исследовано психическое здоровье родителей, при этом было установлено, что лечение расстройств звуковой чувствительности повышает эффективность психологического лечения людей, родители которых страдают психическими заболеваниями.

Хотя лечения, дающего надежный результат, или «волшебной таблетки» от мизофонии не существует, использование звуковой терапии, коррекции навыков поведения и когнитивно-поведенческой терапии вселяют определенный оптимизм. Вполне вероятно, что в ближайшем будущем будут полученные достоверные данные о других, еще более эффективных методах помощи мизофоникам.


Д-р Али Данеш – профессор кафедры науки о коммуникации и ее нарушениях, кафедры биомедицинских наук медицинского колледжа Чарльза Шмидта при Атлантическом университете Флориды (США).

Д-р Хашир Ааж – аудиолог, специалист по реабилитации при тиннитусе и гиперакузии, руководит исследованиями и разработками в отделении аудиологии Королевской больницы графства Суррей в Гилфорде (Великобритания).


Это интересно:

Статьи для специалистов