Ru / Eng
Речевой слух – основа когнитивного и социального развития детей. Часть 1
«Проблемы, вызываемые глухотой, глубже и сложнее, если не важнее, чем проблемы, вызываемые слепотой. Глухота – гораздо более страшное жизненное несчастье. Она означает потерю самых важных жизненных стимулов – звуков человеческого голоса, который является носителем языка, позволяет делиться эмоциями и мыслями и делает нас частью интеллектуального сообщества людей.»

Ответ слепоглухой Элен Келлер на вопрос, что она считает более важным – зрение или слух.

Одним из важнейших прорывов современной медицины XXI века является открытие феномена пластичности мозга, то есть его способности менять собственную структуру и функционирование в зависимости от стоящих перед ним задач. Это понимание стало мощным стимулом к развитию всех направлений, так или иначе затрагивающих работу человеческого мозга – аудиологии, сурдопедагогики, неврологии, нейрофизиологии и многих других, а специалисты получили возможность совершенствования применяемых сегодня методов диагностики и реабилитации пациентов.


Почти полвека назад в нашей стране был разработан уникальный метод формирования слуховой и слухоречевой систем у глухих и слабослышащих детей. Феномен пластичности мозга помимо многократно доказанной практической пользы получил теперь и фундаментальное научное подтверждение. О сути метода и его взаимосвязи со способностью мозга адаптироваться под решение конкретных задач рассказывает его автор, доцент ГУИМЦ МГТУ им. Н.Э. Баумана, кандидат педагогических наук Эмилия Ивановна Леонгард.

Новая эра аудиологического мира

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, число людей с нарушением слуха катастрофически возрастает. За 26 лет (с 1985 по 2011 г.) их стало больше в 8,5 раз! Это значит, что увеличивается и число глухонемых детей. В XXI веке – веке высоких технологий и открытий – в разных областях знаний эта ситуация вызвала всплеск исследований проблемы глухоты и тугоухости во многих странах мира. Преодоление «первичного дефекта» (т.е. «поломок» в слуховой системе, по определению Л.С. Выготского)1 стало приоритетным для аудиологов, хирургов, нейрофизиологов, инженеров-акустиков, техников, материаловедов. Следствием кооперации этих специалистов явились постоянно совершенствующиеся типы слуховых аппаратов, разные модели кохлеарных и стволовых имплантов и костные импланты. Эти протезы все лучше и лучше обеспечивают прохождение сигнала и «доставку» его к слуховому нерву, но не решают проблему понимания смысла переданной информации.

Самым существенным вкладом в решение когнитивной проблемы глухоты стали исследования последних десяти лет, совершившие «революцию», – открытие феномена пластичности мозга.

«Аудиологический мир изменился – мы вступили в новую эру. Сведения о пластичности мозга, слуховой депривации и критических периодах развития речи сместили фокус нашего внимания с ушей на мозг… слух можно определить как восприятие мозгом звуковой информации. Коррекция нарушений слуха поднялась на новый уровень, т.к. теперь мы понимаем, что мозг – это конечная точка маршрута слуховой информации… мы слышим мозгом»2   (так же, как и видим мозгом).

Пластичность мозга проявляется в том, что «мозг может менять собственную структуру и функционирование благодаря мыслям и действиям человека… опыт меняет мозг»3.

До слухопротезирования и слуховой стимуляции области высшего порядка слуховой коры попадают в зону зрения, и в них возникают функциональные изменения, чтобы зрением дополнять то, что ранее ребенок получал путем слушания.

А после включения слуховой стимуляции начинают происходить изменения распределения кортикальных ресурсов, и мозг структурно изменяется. Чем короче период между установлением диагноза и началом слухового воспитания, слуховой стимуляции, тем меньше оснований для перераспределения кортикальных ресурсов слуховой области в пользу зрения и функциональных изменений. Слуховая стимуляция облегчает сохранение слуховых структур мозга и ликвидирует последствия отсутствия слуховых стимулов. Слуховая стимуляция дает положительный эффект как при использовании слуховых аппаратов, так и при использовании кохлеарных имплантов.

Предупреждением возникновения перекрестного модального изменения мозга (перераспределения кортикальных ресурсов слуховой области в пользу зрения) служит бинауральное слухопротезирование (двумя слуховыми аппаратами, или слуховым аппаратом и имплантом, или двумя имплантами) сразу после установления диагноза и одновременное начало формирования речевого слуха у всех детей, независимо от степени нарушения слуха.

«По своей структуре речевой слух представляет собой сложное явление, которое состоит из фонематического и фонетического слуха и выполняет две главные функции – воспринимающую и воспроизводящую» (А.Р. Лурия).

«Речевой слух является речемыслительным процессом, одновременно приводящим в движение когнитивные и языковые структуры. Он опирается на формирование умения воспринимать и воспроизводить вербальные и невербальные звуки, а также на модально-специфические психические функции: слуховое внимание и слуховую память. Указанные компоненты развивают фонематический слух, а при одновременном совершенствовании интонационных характеристик речи, и речевой слух. Слуховое восприятие протекает активно и целенаправленно при устойчивом, концентрированном слуховом внимании, которое представляет собой сосредоточение сознания на объектах с целью их наилучшего отображения» (Б.Г. Ананьев).

Сниженный слух ставит ребенка перед огромной опасностью задержки или нарушения в когнитивных и связанных с ними областях, например, в эмпатии (сопереживании), в развитии речи, изучении языков, возможности обучаться и социальном развитии. Эти фундаментальные нейрокогнитивные процессы подвержены эффекту слуховой депривации.

Для нормального развития мозгу требуется постоянное восприятие звуковой информации, что возможно при наличии активно звучащей речевой среды. Но в отношении детей с нарушением слуха этого недостаточно: необходима многолетняя ежедневная работа по развитию речевого слуха, по созданию слухоречевой системы, по формированию слухо-зрительного восприятия, а также по развитию музыкального слуха.

На решение этой проблемы направлено изменение отраслевой философии разработки слуховых аппаратов – переход от просто слуха к максимальному слуху и слушанию: философия BrainHearing («слушание мозгом») помогает мозгу ориентировать, разделять, фокусировать и распознавать звуки, чтобы с помощью современных передовых технологий и улучшенных протоколов настройки слуховых аппаратов (т.е. персонализации) максимально улучшить слух и слушание.

Наличие речевого слуха является фундаментом для когнитивного, психического, эмоционального, социального развития глухих и слабослышащих детей по общим законам развития детей с сохранным слухом.

Пластичность мозга и метод формирования слуховой и слухоречевой систем у глухих и слабослышащих детей

Пластичность мозга стала фундаментальным нейрофизиологическим обоснованием метода формирования слуховой и слухоречевой систем у глухих и слабослышащих детей, уже существовавшего у нас в 70–80-е годы прошлого века. За прошедшие десятилетия этот метод доказал свою высокую эффективность в отношении не только
дошкольников, но и школьников, и студентов и в настоящее время является общепризнанным как у нас в стране, так и за рубежом.

Метод формирования слуховой и слухоречевой систем у глухих и слабослышащих детей включает:

  • слухопротезирование сразу после установления диагноза нарушения слуха;
  • жизнь ребенка «в слухе»;
  • выведение сохранных волосковых клеток улитки из состояния депривации и активизация их функционирования;
  • на базе функционирующей улитки развитие у всех детей (даже с минимальными остатками слуха) слуховой функции, слухового восприятия и речевого слуха;
  • обучение произносительной стороне речи на базе формирующегося и развивающегося речевого слуха и слухо-зрительного восприятия;
  • формирование лексики, грамматического строя речи (чтения, письма, грамматических структур), семантики;
  • формирование внутренней речи;
  • формирование речевого общения – внутрисемейного, внутригруппового, в широком социуме;
  • развитие музыкального слуха и обучение пению;
  • ранняя интеграция в социум;
  • максимальное участие родителей, семьи во всех абилитационно-реабилитационных процессах.

В этой статье представлена реализация отдельных направлений метода формирования слуховой и слухоречевой систем у глухих и слабослышащих детей.

Человеческий мозг нуждается в тренировке!

Мозг нуждается в слуховой стимуляции в течение длительного времени, чтобы в нем образовывались все более прочные нервные связи и чтобы количество этих связей увеличивалось. Длительность упражнений необходима для постоянной загрузки и перезагрузки мозга с целью приобретения языковых навыков высшего порядка и других знаний: «…любое улучшение слуховых способностей… возникает под действием получаемых ощущений обычно в процессе прямого тренинга»4.

Материалом специальных занятий по развитию речевого слуха в период дошкольного детства и начального периода школьного обучения являются смысловые речевые единицы: слова (звукоподражания, слова в лепетной, усеченной, полной формах); фразы разной степени сложности в зависимости от возраста и уровня языкового развития детей; словосочетания; тексты (прозаические и стихотворные). По мере повышения слуховой чувствительности, слухоразличительной способности детей и расширения их лексики в занятия включаются бессмысленные слоги, слогосочетания, звукосочетания.

То или иное слово (словосочетание, фраза) могут повторяться с перерывами в течение нескольких лет, следовательно, рамки значений слов постоянно расширяются, и увеличивается количество их валентностей, т.е. способность вступать в контакт с другими словами. Количество самостоятельно подобранных валентностей слова во многом характеризует уровень развития воображения, когнитивного и речевого развития ребенка.

Правильное опознавание предъявленного стимула еще не означает, что у ребенка/школьника/студента возникает образ, представленный в слове, которое он услышал и произнес сам, или что этот образ адекватен смыслу переданного речевого стимула. Поэтому каждый раз понимание смысла проявляется лингвистическими или экстралингвистическими способами (Рис. 1). Эта работа начинается с детьми дошкольного возраста в семье и в дошкольных учреждениях и должна проводиться не только со школьниками, но и со студентами – в тех многочисленных случаях, когда в довузовский период слуховая, слухоречевая и произносительная системы у них не были сформированы.


Рис. 1. Лингвистический или экстралингвистический способ понимания смысла.

Развитию представлений и воображения детей служат смысловые вопросы, связанные с прослушанной речевой единицей: почему произошло то или иное событие; что предшествовало ему; что может произойти потом; почему радуется (грустит) персонаж на картинке; зачем нужен компас; какая связь между показателями таблицы; приведи примеры инструкций; придумай предложение с любым квантором и т.д.

Значительную активизацию нейронных связей вызывает придумывание предложений со словами/словосочетаниями, которые дошкольник/
школьник/студент воспринял на слух; но еще большую трудность они испытывают при придумывании слов к слогам и звукосочетаниям.

Этот материал предлагается только школьникам, находящимся на высшей стадии развития речевого слуха – перцепции; на стадии готовности формирующегося фонематического слуха к восприятию бессмысленного речевого материала; владеющим развернутой связной речью.

Слоги и звукосочетания начинают использоваться в коррекционных занятиях с имплантированными учащимися, а затем этот материал предлагается детям, пользующимися слуховыми аппаратами, при наличии у них готовности к восприятию такого материала (Рис. 2).

Использование данного материала:

  • помогает учащимся более четко воспринимать на слух звуки в словах, которые они произносят сами и которые воспринимают при общении;
  • активно содействует языковому и когнитивному развитию школьников и студентов, поскольку в поиске слова, включающего предложенный элемент, актуализируется (как бы «прокручивается») лексика, а затем воображается ситуация, в которой найденное слово может быть использовано.

Именно такое содержание занятий создает условия для зарождения и функционирования субстанции «образ слова», т.е. понимания смысла речи, воспринимаемой на слух; и это является одной из основ развития когнитивных функций в процессе развития речевого слуха.

Решать эту проблему позволяет непрерывная и длительная слуховая стимуляция, в результате которой образуется целостная сеть нейронных связей, и у детей формируются акустические образы фонетических элементов речи, стойкие акустические образы комбинаций звуков и целых слов. Самостоятельно, без эталонов, даваемых «сверху», у детей зарождаются и усложняются акустические обобщения на фонетическом, морфологическом и синтаксическом уровне (это происходит в школьном возрасте).


Рис. 2. Примеры использования слогов и звукосочетания в коррекционных занятиях с имплантированными учащимися.

Таким образом, у глухих и слабослышащих детей формируется механизм речевого слуха, представляющий собой устойчивую структуру, состоящую из четырех элементов: приема сигнала, отраженного воспроизведения услышанного, синхронного самопрослушивания, проявления понимания услышанного. Самым важным является последний элемент – понимание услышанного, который и позволяет квалифицировать данный процесс как речевой, т.е. осмысленный.

В процессе специально организуемой слухоречевой деятельности у глухих и слабослышащих начинает развиваться новая фундаментальная способность – способность к слуховому самоанализу: они могут анализировать свое слуховое восприятие, удерживать фонетическую структуру услышанного, воспроизводить ее и сопоставлять с переданным речевым стимулом.

Механизм речевого слуха действует у всех, и если он не сформирован, то серьезные сбои происходят в развитии речи и мышления даже у слышащих детей.

Анализ письменных работ позволил известному советскому лингвисту и психологу Н.И. Жинкину утверждать: «Недоразвитие речевого слуха проявляется в специфических ошибках устной речи и на письме. Слабость их со стороны содержания, построения, синтаксиса и стиля объясняется неразработанностью речевого слуха учащихся. Именно вследствие того, что на культуру речевого слуха не обращают должного внимания в момент составления учащимися текстов, к седьмому классу у некоторых учеников недостаточно укрепляется интонационный стереотип разных оборотов предложения. Важным является понимание, что речевой слух и его компоненты необходимо развивать целенаправленно».

Хотя этот вывод был сделан давно, более 40 лет назад, ситуация не только не улучшилась, но и ухудшилась. И одна из главных причин этого кроется в том, что у слышащих учащихся не были сформированы и не формируются теперь второй и четвертый элементы механизма речевого слуха (самопрослушивание и осмысливание).  


1Л.С. Выготский Собрание сочинений, т. 6. М.: 1983.
2С. Flexer (Eds.). Pediatric audiology: Diagnosis, technology, and managment. 2nd. ed., 2018 (pp. 201-208).
3Норман Дойдж. Пластичность мозга. М.: "Эксмо", 2010
4Д-р Беверли Райт. "The Hearing Journal", №2, 2007

Статьи для специалистов